Добро пожаловать в мир Веспероса, где развитые технологии соседствуют с мистическими событиями.
Система: эпизодическая
Тематика: стимпанк, мистика, авторский мир
02.12.2018 Брейвен празднует установку нового дизайна на форуме. Вперед – к обновлениям и светлому будущему!
16.11.2018 Brave New World теперь на FRPG-community, подписывайтесь и следите а новостях. Интеграл в поисках сотрудников и выдает бесплатный артефакт новым работникам.
07.09.2018 В форме ответа у нас появился ручной Ктулху. Не стесняйтесь, погладьте его одним кликом.
05.09.2018 В матчасти появился новый раздел Мутирование и мутанты. Берегитесь лесов, вас может догнать плотоядный олень или зеленая оса.

The Man of Letters
главный админ
Mr. Решение, новости
Madalena E. Stafford
админ-сюжетник
Живая база знаний, Q&A
Richard J. Sagan-Koch
админ-технарь
Запись, антибаг, спец в ИИ

Brave New World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brave New World » Завершенные эпизоды » [25.06.547] Карты, кристаллы, два ствола


[25.06.547] Карты, кристаллы, два ствола

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия, точная дата, погода
Рыболовный порт Нецаха, поздний вечер, тепло и безоблачно, ничего не предвеает беды.
2. Участвующие персонажи
Джонатан Астор, Руж Марло
3. Внешний вид персонажей
Джонатан, Руж
4. Предположительный рейтинг
R
5. Необходимо ли вмешательство ГМ?
Нет.
6. Краткое описание сюжета
Четыре года преследования и выбор между двумя стволами.

Отредактировано Jonathan R. Astor (2018-07-21 14:21:06)

0

2

Сквозь тонкие замусоленные занавеси кухни проглядывал угасающий день. Рита вертела в руках стакан с водой, вглядываясь в пустоту улицы. Через пол часа за угол дома, где она проживала последние пару дней, должен был завернуть мужчина. Он проведёт ее на пристань, где уже стоял небольшой рыбацкий баркас, снаряжённый всем необходимым, чтобы пробраться на Юнитас. Бояться было глупо. Страх не лучший спутник перед последним рывком к свободе. Четыре года ожидания удобного момента. Четыре года страха и борьбы за существование под лживой личиной. За это время можно было привыкнуть и к постоянной смене места жительства, и к постоянным тревогам, недосыпу и недоверию ко всем, кто тебя окружает. Сейчас её имя почти не мелькало на листовках и в сводках газет, но это не означало, что о ней забыли. Такой человек, как Джонатан Астор хорошо помнит своих обидчиков, всех тех, кто перешёл ему дорогу. Рита знала, чем заканчиваются их истории, но свою она хотела завершить счастливым концом.
Четыре года достаточно, чтобы подготовить почву для своего отступления. Не будь у неё силы, она бы и месяца не смогла бы прятаться от ищеек и наемников герцога.
Руж залпом выпила остатки воды и неуютно поёжилась. Рука машинально скользнула в карман, где лежал маленький медальон, подаренный в качестве извинения Брайсом Бредли в день их знакомства.  В тот самый год, когда на Театральной площади его собака сжевала нечаянно упавшую перчатку молодой дамы.  С трудом Брайс узнал в Рите ту самую маленькую певицу, что пела когда-то на лучших балах Веспероса и мелькала в заголовках газет. Глупая безделушка из серебра стала ее счастливым билетом в лучший мир, мир подаривший ей любовь публики, лучшего друга и самое главное – уверенность в себе. Прости, Брайс. Ты был слабым звеном в этой истории. Ты знал куда больше всех, все тайны и секреты, всю настоящую, неподдельную жизнь певицы. Члены Омикрон обещали защитить и спрятать тебя, что они и сделали, но только после того, как стерли твою память. В твоей жизни нет больше места музыке, в твоих мыслях нет ни единого воспоминания о Руж. Жаль, что все так закончилось. На Юнитасе будет не хватать разбросанных вокруг рояля исписанных нотами бумаг, взлохмаченных черных волос и безумного взгляда гения, что видел в Рите свою музу.
За окном мелькнула тень коренастого мужчины. Женщина сощурилась и встрепенувшись, спешно начала проверять содержимое небольшой дорожной сумки. Комплект чистого белья, бутыль с водой, в бумажном свертке -  пару сандвичей. На поясе в кобуре – револьвер, самый верный спутник все ее годы скитаний. Поправив плащ, Гедерика выскочила из дома, проследовав вслед за мужчиной. Он остановился и подождал, пока дама нагонит его.
-Не тормози! Шагай быстрее,-пробурчал Дорг. Дорг не очень-то доверял миловидным барышням, отправляющимся на Юнитас, но за вояж этой белобрысой девки кто-то хорошо заплатил и обещал приплатить сверху, по успешному завершению, поэтому приходилось мириться со своими принципами и проводить даму до ее «элитного» судна.
-Далеко ли нам?-поинтересовалась Гедерика, перехватывая поудобнее сумку.
-Пару кварталов до побережья, потом пройти доки и мы на месте,-Дорг покосился на девицу, что была ниже его на голову.
-Начудила чего? – немного смягчившимся голосом спросил мужчина. Девица то попалась расторопная и легко подстроилась под его быстрый шаг. Кажется, с ней особых проблем не будет.
Рита кивнула и промолчала, рассчитывая на то, что ее спутник не будет вдаваться в подробности. Он так и сделал. Молча и постоянно оглядываясь, шел прямо к цели. В том, что его маршрут был верен - сомневаться не приходилось. Навстречу, со стороны моря дул прохладный ночной ветер, приносящий аромат моря, водорослей и неприятный запах рыбы. Вскоре и  сама гладь воды замаячила серебристой рябью накатывающихся волн впереди, разбиваясь брызгами о пристани.

+1

3

Грязные закоулки Нецаха вызывали тошноту. Великому герцогу бы этими ботинками мять ковры в своём поместье, а не полусгнившие рыбные кости каблуком давить, но сегодня, знаете ли, особый случай. Сегодня день, когда рыжая сука получит по заслугам.
- Останови машину. – Приказал Джонатан, стряхивая в окно пепел сигары. Дворецкий неодобрительно зыркнул на него в окно заднего вида, но притормозил.
- Слишком много табака, милорд, - начал он. Астор толкнул дверь и вышел наружу, не дослушав старого дворецкого. – Если мне будет дозволено сказать…
- Не дозволено.
Дворецкий замолчал. Его молчание было столь же осуждающим, сколько и негодующим. Старый хрен говорил, что нет ни одной причины ехать лично в Нецах за Марло, но есть дела, которые требуют личного вмешательства. Он вмешался – и прихватил с собой кроме дворецкого ещё и Арлана, надменного гесперионского хлыща, чей длинный нос и разнюхал следы певицы. Она отбывала этой ночью в Юнитас на баркасе с каким-то мужиком, он знал это точно. Пересечь дорогу Железному Астору было все равно, что пересечь дорогу поезду на полном ходу – ты можешь бежать, дорогая, но под колёса все едино попадёшь. Под железные шестизарядные колеса.
Мужчина поправил кобуру сбоку. Он даже не пытался скрыть ее. Нецах, город грязи и преступлений. Нецах с его текущими солеными водами под причальными досками, морской могилой для тысячей жителей. Одна женщина сегодня ночью либо присоединится к ним, либо станет его домашней собачкой на привязи, и побойся бога, Руж Марло, вечно бежать тебе не удастся.
Кражу карт он простил давно. Предательств не прощал никому.
- Прекрати трогать свой ствол, - проворчал выбравшийся из машины Арлан, через плечо которого был перекинут ремень винтовки. – Ты меня пугаешь.
- Так и должно быть. – бесстрастно процедил герцог и извлёк карманные часы. Половина восьмого, солнце только клонится клонится к горизонту. – Иди разберись с владельцем баркаса.
Арлан разобрался. Без криков и выстрелов, как мог только он – плеснула вода около борта рыбацкой лодки, и более не было ни единого звука. Остальные лодки пустовали.
Какое удобное совпадение для побега, а, Марло? С поезда на лодку, пересадка в городе мятежников с клятым Фриманом, не ради очередных ли карт убегаешь? Сука. Больше четырёх лет назад он был готов тратить на спонсорство ее концертов до конца своей жизни, и чем ему отплатила эта шлюха? Воспользовалась его доверием и украла карты шахт. И дальше все покатилось по наклонной – налеты на шахты, подмена кристаллов искусственными, чертова исчезнувшая в никуда Марло.
Ну что же. Он нашёл налетчиков и нашёл певицу. Посмотрим, что она будет петь с приставленным ко лбу стволом. Подождём ещё немного.
Черт возьми, сколько же он ждал.
Дворецкий в машине неодобрительно покачал головой и выбрался из кабины водителя. Он тоже был вооружён.
- Милорд, стоило послать людей и не подвергать себя опасности.
Стоило. Но ничто не заменит удовольствия увидеть выражение лица рыжей стервы, когда она поймёт, кто ее поймал.
- Идём.
Между домами мелькали две тени, мужская и женская. Астор следовал за ними параллельно, дворецкий следовал за ним. Очередной мужчина, значит.
Он выстрелил ему в затылок сразу после того, как парочка дошла до пристани.
- Подними руки и повернись ко мне лицом. Медленно. – сухо распорядился Астор, не опуская руки и держа на прицеле фигуру в тёмном плаще. Марло он узнал по походке.

+1

4

Утонуть можно на суше, даже не упав в воду. Можно почувствовать, как перехватывает дыхание, словно на шее затянули петлю, как страх камнем ложится на грудь и тянет вниз. Ты захлебываешься отчаянием, и холодная мутная вода смыкается над головой ощущением безвыходности и неминуемого конца. Так не должно было случиться.
Так. Не должно. Было. Случиться!
Так..
Можно повторять это бессчётное количество раз, вымаливая у вселенной иной исход, но небо над головой будет безмолвно наблюдать за развязкой сюжета. Сегодня все звезды приковали свой взгляд к импровизированной сцене где-то на задворках Нецаха, среди смрада погибшей рыбы и погибших людей. Среди плеска волн, приносящих морской мусор к ногам грязного города.
Выстрел Рита услышала сразу. Этот мерзкий звук пронзил сердце страхом, сбивая его спокойный ритм. Сбивая дыхание. Ее спутник, шедший всего на шаг впереди, издал нечленораздельный звук и сделав еще один неуверенный шаг, неуклюже упал на грязные доски причала. Гедерика вскрикнула и машинально потянулась к нему в мимолетной ускользающей надежде, что выстрел предназначался не для Дорга. Для кого-нибудь другого, но липкая кровь уже впитывалась в дерево, оставалась на кончиках пальцев, пачкала одежду.
-Вставай!
На твоей совести очередная жертва, Руж. Не зря же ты так любишь красный цвет.
Чужой голос, раздавшийся из-за спины можно было узнать из сотни тысяч голосов. За четыре года она не забыла его. Она держала в голове все интонации герцога, от комплиментов влюбленного мужчины, до холодных случайных реплик в сторону провинившихся подчиненных и слугу. Рите можно было не оборачиваться, чтобы понять, кто стоит за ее спиной, чей тяжелый взгляд сверлит ее сгорбленную спину, такую удачную мишень для стрельбы. Он явно не один.
А ты одна. Даже море внезапно стало таким далеким. Теперь от причала до вод тысячи километров, целая пропасть разверзлась между пристанью и спасительным берегом.
-Сволочь,-прошипела Рика, обращаясь то ли к посмевшему умереть мужчине, то ли к Астору, то ли подытоживая всю ситуацию в целом. Окровавленные пальцы сомкнулись на рукояти револьвера, но защищать себя было поздно. Словно безвольная игрушка она поднялась с колен, и медленно, как того и велели, повернулась спиной к своей цели. Она смотрела на Джонатана широко открытыми испуганными глазами, то и дело переводя взгляд на угрожающе направленное оружие.
Рите так не хотелось умирать. Не сегодня, не в это день, не за пару, черт возьми, метров до спасительных вод, унесших бы ее к другому берегу!
Она готова была прокричать «Посмотри на меня, я не та, кого ты ищешь! Я-Рика, сиделка в доме престарелых, работница на ферме близ Бины, пациентка сельского врача в кабинете два на два метра с загнивающей раной на лице». У той, другой, волосы цвета алой страсти, движения грациозны и неторопливы. Она бы смотрела на тебя с насмешкой, ее губы ласково прошептали бы «Джонни», как будто вы встретились случайно. У нее бы не дрожали так пальцы рук, несмело поднятые вверх. Она бы дышала полной грудью, блуждала взглядом, пытаясь угадать, что изменилось в твоем лице за последние годы: стало ли больше морщин или наоборот, помолодел, меняя каждую неделю партнерш. Та, другая умела жить полной жизнью и умирать красиво – тоже.

+1

5

Надо сказать, Джонатан был разочарован. Все это время искать предательницу, хранить в памяти образ в красном и наткнуться в конце поисков на замарашку с выбеленными волосами. Отличная маскировка. Ну что, кто она сегодня? Монашка, уборщица, торговка? Куда ни посмотри, везде ложь.
- Здравствуй, милая. Плохо выглядишь сегодня. – Он качнул пистолетом в сторону, намекая отойти от трупа. Испуг на лице Марло казался искренним, но жалобными глазками Астора давно было не разжалобить. – Я не люблю терять время, как ты знаешь, так что начинай говорить. Кому ты передала карты? Кто еще работает на Омикрон? Был ли хотя бы один день, когда ты не врала?
Уважение заслужить сложно, зато потерять его можно в рекордные сроки. После того, как информация о краже карт Омикроном. в обществе начали слышаться смешки и перешёптывания о том, что не так уж силён и дальновиден великий герцог Астор, если его способна облапошить какая-нибудь молоденькая певичка. Ушло много времени и действий, прежде чем горожане перестали обсасывать дела сердечные проебавшегося правителя. Как там писал этот журналист из «Вестника Веспероса» о случившемся, «спровоцированная либидо финансовая трагедия»? Стервятники, все до единого – и аристократы, и журналисты, и даже горожане. Пара показательных арестов и повышение цен на кристазепам решили проблему относительно быстро – озабоченные вопросом заработка потребители кристазепама отвлеклись от пустых сплетен и принялись работать. Двойная выгода герцога: и болтают меньше, и рук на заводах больше.
И все-таки, какое разочарование эта встреча.
Рядом многозначительно покашлял дворецкий. Пауза затягивалась.
- Знаешь, дорогая, я передумал. Встань сначала на колени, а потом начинай говорить. Можешь не торопиться, твоё корыто не поплывёт без капитана. Давай, не стесняйся, у нас вся ночь впереди.
Капитан, с другой стороны, отлично поплывёт. Уже плывет под днищем лодки, да будет трапеза рыб сытной.
- Эй! – Из кабины баркаса вылез Арлан с выражением крайнего недовольства на лице. – Я вообще-то думал, что нам не потребуется много времени!
- Сколько потребуется, столько и будет. – Джонатан хмуро скосился на друга. – Что ты нашёл?
Арлан вновь нырнул в кабину лодки и загрохотал чем-то внутри, после чего высунул руку с зажатой в ней сумкой.
- Оружие, лекарства, деньги. Связи с контрабандистами! – радостно провозгласил гесперионец и протопал вместе с сумкой на пристань. – Привет, певица. Слышала, Интеграл новые блокираторы придумал? Смотри, какие красивые.
Арлан защелкнул на руках Марло пару толстых браслетов из светлого металла и театрально поклонился, прижав руку к груди. Комик недоделанный.
- Карты. Имена. Места. – Астор подошёл ближе к Руж, стащил с ее головы капюшон и приставил дуло пистолета ко лбу женщины. – Даже не пытайся снова мне соврать. Я узнаю все.
Будет ему теперь урок каждую свою женщину проверять от даты рождения до кличек домашних животных. И не связываться с певицами и актрисами, художницами, любыми женщинами творческих профессий. Герцог-убийца, кулак Йесода, мать его, потративший более четырёх лет на попытки догнать любовницу в бегах. Все нервы вымотала эта тварь. Он не так молод, чтобы бегать за каждой призрачной зацепкой в Нижних Залупках.

+1

6

-Был. Тот день, когда я сбежала,- голос женщины не отличался уверенностью, но бросить колкость – это по-настоящему в характере Руж. Нужно полагать, искра ненависти, сверкнувшая в глазах женщины, немного повеселит Джонатана, как веселят толпу предсмертные конвульсии повешенного на площади преступника.
Всего то пару секунд ушло на то, чтобы понять – ее минуты сочтены. Принять этот факт оказалось просто. Выстрел мог последовать в любой момент, и лучше пусть все завершится быстро. Четыре года безумных испытаний и такой финал. В этот момент хотелось изодрать лицо тем, кто говорит, что за черной полосой обязательно будет светлая. Черная полоса завершается бездной и тьмой. Все, занавес, гасите софиты, убирайте декорации. Последний спектакль этого сезона закончился провалом.
Казалось, можно было услышать, как скрипит каждая мышца тела Рики, пытающейся неуверенные шаги. Давай же, глупое тело, двигайся! Губы женщины сжались, слегка подрагивая от страха, от чего лицо перекосило в странной гримасе.

Положение Риты в Омикроне всегда было противоречивым. С одной стороны, ее возможность находиться в центре событий элиты Веспероса помогала Омикрону получать достоверную информацию из надежного источника и держать руку на пульсе. С другой же, как личность, пожалуй, одна из самых публичных в стране, Руж оказывалась и самой уязвимой, чей провал означал череду громких арестов и вывел бы Интеграл на крупную рыбу мятежной организации.  Омикрон не был бы Омикроном, если бы не позаботился о безопасности своих членов заранее, тщательно продумав всю стратегию. Больше сорока лет схема действует безотказно. Лорд Омикрона либо чертов гений, либо безумец, чьи дальнейшие шаги сложно предугадать. Иногда Руж думала, что встреча с композитором была не случайной, что она – всего лишь громкий и стремительный проект, ее успех –  грамотные действия людей, оставшихся в закулисье и дергающих за ниточки. Но она отгоняла эти мысли. Они всего лишь следствие тревог. Пожалуй, Рите всегда хотелось знать, что у нее есть право собственного выбора.
Итак, Джонатан, о чем бы ты хотел узнать? О зашифрованных записках в виде признаний в любви? О письмах поклонникам, что отправлялась на разные адреса? О сходках, на которых Руж старались не приглашать? Возможно, один из твоих приближенных мог оказаться случайным сообщником, не заметив, как в его букете оказалась та самая злосчастная открытка с указаниями.
Астор, возможно ты гонялся за самым бесполезным человеком,однако, это не помешает отпраздновать тебе победу. Руж встанет на колени, если тебе это так необходимо. Просто закончи представление как можно раньше.  Грубые доски пирса сырые и скользкие, Руж ощущает коленями холод древесины, пропитанной солью, кровью и отходами. Рита даже игнорирует Арлана, который недолго возится, чтобы крепко сцепить ей руки холодными браслетами блокиратора. Кривляния этого идиота – пустой фарс.
Все, что действительно имеет значение, так это то, насколько близко над Руж нависла фигура Астора, когда он готов спустить курок пистолета, мешающего даже поднять взгляд на герцога и осталось ли у нее желание цепляться за жизнь любой ценой.
-Ничего не изменилось. Женщина на коленях – твоя любимая прелюдия...
-Стив- выпалила Руж, не дожидаясь возможного наказания за реплики не к месту,- моим напарником всегда был Стив. Твои чертовы карты я отдала ему.
По переписи населения Веспероса за 540 год имя Стив было четвертым по популярности в стране.

+1

7

Террорист и певица. Потрясающая парочка.
- Государственная измена, ограбление, а теперь ещё и сотрудничество с с террористом? – Джонатан хмыкнул и скептическим взглядом осмотрел Руж. Приятно знать, что хотя бы огонь в глазах она не имитировала. – Продолжай говорить. Мои предпочтения изменились, теперь я люблю женщин на коленях, которые умеют работать языком. Где и когда ты передала карты Стиву?
Карты и украденные из шахт звездные кристаллы ему эта информация не вернёт, но о потенциальных местах встречи омикроновцев стоит знать. О самом Стиве давно не было слышно – некоторые считали, что он скрылся в Юнитасе, некоторые – что он готовит очередное нападение, но сам Астор рассчитывал, что его пристрелили на месте свои же. Бешеных собак всегда проще пристрелить, чем перевоспитать. У герцога была свора породистых гончих, что порой дрались между собой, и разговор с посмевшим рыкнуть на хозяина псом был коротким. Пуля в голову на глазах остальных гончих и никаких проблем. Люди не сильно отличаются от собак. Стоит им пригрозить, показательно расправиться с одним из них, они падают на спину и показывают животы. Перестараться и пригрозить слишком сильно – и смирная свора  превратится в разъярённых чудовищ, клеймит тираном и растерзает на куски, как это случилось с дедом Астора. Нет, кнут стоит чередовать с пряником. Не слишком большим и вкусным, чтобы не сели на шею, как делала эта рыжая сука. Он ей концерты спонсировал, ввёл в свой дом и дарил дорогие подарки, чего ещё стерве не хватало? Променять успешную карьеру и жизнь в достатке на сомнительные цели шайки безликих проходимцев. Променять великого герцога на жизнь в бегах.
Дура. Для неё пряников Джонатан не заготовил, Руж достанутся одни кнуты до конца ее жизни. До остатка жизни, длина которой целиком зависит от информации, которую она выболтает.
Пожалуй, герцог даже мог бы преисполнится уважением к этой женщине. Обвести вокруг пальца старого, закаленного интригами и провальными попытками ментального воздействия политика – что же, это действительно заслуживает уважения. Сбежать с украденным и скрываться четыре года тоже нужно уметь. Все это заслуживало бы уважения, если бы не всплывшая из ниоткуда информация о связи певицы  с Омикроном.
Очень своевременно всплывшая информация. Всплывшая сразу после побега Марло. Не было ни малейшего сомнения в том, что всплыла она намеренно.
- Омикрон тебя сдал, ты знаешь это, дорогая? – словно между прочим уронил Астор, сдергивая с головы Руж капюшон. Судя по рыжим корням, она расслабилась и не красилась пару недель. Поверила в свободу, равенство и братство Юнитаса? Очень зря. – Спустя пару дней после твоей пропажи Арлан узнал о твоей связи с этой отвратительной организацией. Газеты тоже узнали, ты их читала или была слишком занята своей новой ролью? Те самые газеты, которые рекламировали твои концерты и публиковали интервью с известной певицей на первой полосе. – Джонатан задумчиво перебирал светлые волосы, пока не подцепил длинную светлую прядь и потянул ее на себя. – Твоя карьера в руинах. Твои друзья тебя предали. Твоя жизнь закончилась в тот момент, когда ты открыла сейф. Скажи, ты действительно думала, что сможешь сбежать от меня?
Астор убрал пистолет от лба Руж и, коротко замахнувшись, ударил ее наотмашь.
- Больно? – присев на корточках, вежливо поинтересовался герцог. – Мне тоже было больно.

+1

8

Закрывая глаза и делая очередной нервный вдох, Рита ловит себя на мысли, что события тех нескольких дней она помнит, как сейчас. В мельчайших подробностях, во всех красках. Поздняя осень, Йесод, превратившийся в сплошную стену из серости и дождя. 17 ноября, четверг, вечер перед отъездом Астора на собрание Совета, когда он, уставший, но не подающий вида, был рад ее компании. Герцог рассчитывал увидеться с ней через неделю, ведь деловые визиты никак нельзя отменить. А вот дела любовные могут и подождать. Только вот на следующий день Рита, уже с картами на руках и по поддельным документам пересекала на дирижабле путь от Йесода до Кетера. В воздушном порту ее встречал стимобиль с молчаливым водителем.
-Восточный квартал Кетера, улица Тиволи, 7, - голос Рики был тих. За красивым названием скрывалась не самая приятная изнанка столицы. Бедный квартал близ самых окраин. Рита была фактически уверена, что адрес встречи был выбран случайный. А может и нет. Четыре года прошло. Сейчас нет никакого смысла скрывать то, что у нее могу и так выпытать: пытками или ментально. Просыпаясь в холодном поту в очередном чужом доме где-то на задворках Веспероса, Рика долго не могла заснуть: в мыслях стояла картина их встречи. Каждый раз все страшнее и страшнее, но реальность оказалась куда более пугающей, чем предрассветные мешающие забыться в тревожном сне мысли.
На ее запястьях браслеты, что притягивают к земле, и надежда, что все закончится быстро, тает на глазах. Колени под тонкой тканью брюк чувствуют каждую выбоину досок, стоять становится неудобно и больно. Дрожь проходит по всему телу и Риту постепенно начинает кренить в бок, но Астор не дает ей упасть, притягивая к себе за волосы и вырывая Марло из зубатых тисков оцепенения и страха. Да, Джонатан действительно мастерски умеет играть на чувствах. На чувстве унижения, безвыходности, ощущения никчёмности. Нет друзей. Нет музыки и сцены. Нет веры в кого-либо. Бывшие соратники – сегодня твои враги. Но может хоть на последок стоит рассказать этому миру, как он ошибался на твой счет?
-Мне… все равно,-слишком неразборчиво, недостаточно уверенно, чтобы самой поверить.
-Плевать,-коротко и отчеканено.
«Моя ли жизнь?»– этот вопрос Рита задавала себе из года в год. Каждый проклятый раз, когда на сцене распахивались тяжелые кулисы, когда музыка наполняла зал, она становилась той, кого ждала приветливая разномастная публика. Никто не любил Риту Марло, никто даже не знал о ней, все ждали лишь Руж. Противоречия наполняли ее жизнь до краев. Что было бы лучше – похоронить себя в пустом и душном браке с мужчиной, любовь к которому закончилась через год после свадьбы, или же выбрать путь, к которому стремилась всей душою. Казалось бы, самый важный выбор в судьбе сделан, но он все равно не принес счастья. Каждый раз, видя дебютанток, Рита хотела их по-матерински обнять и прошептать: бегите, пока не поздно, или останьтесь, если готовы пожертвовать собой.
Четыре года – достаточный срок, чтобы понять, чего стоишь ты, а не та марионетка в красной обертке.
-Я думала лишь о том, как Великий герцог Йесода бегает за мной!
Удар последовал незамедлительно. Потеряв равновесие, Рита ничком рухнула на доски, отбив себе локоть. Закусив зубами губу, она тщетно пыталась остановить слезы, поднимаясь с земли. Чертовы браслеты мешали как никогда. Однако ничто не помешает Рите ухватиться за последние брошенные герцогом слова.
-Не мои проблемы, что все были так слепы. Не ты первый, кто захотел быть обманутым. Кто обманываться был рад. Кто клюнул на образ, склеенный из фантазий,-схватившись цепкими пальцами за жилет герцога, Рита потянула себя вверх, словно кошка, впиваясь в дорогую ткань короткими когтями.-А реальность такова, что нет у меня любви ни к вам, ни к этому миру с его порядками, ни к себе. И знаешь, примеряя роль беглянки, я была действительно счастлива. В сотню раз счастливее, чем в постели с тобой.
Пришло время признать – не будь в жизни певицы Омикрона, его место заняли бы сначала алкоголь, потом наркотики.  Тыльной стороной ладоней Рита стерла капли крови с опухшей и саднившей щеки, как-то глупо засмеялась и перевела взгляд на ствол, зажатый в железной руке Астора.
Этому спектаклю нужно логическое завершение.

0

9

Некоторые люди так никогда и не учатся. Слишком много болтовни не по делу. Он задал ей ровно два вопроса – где она передала чёртовы карты чёртову террористу и всерьёз ли думала сбежать. На вопрос про карты Марло ответила, как и полагается хорошей девочке, коротко и быстро, а вот вместо ответа на второй вместо «да» или «нет» полилось слишком много воды. Астор выслушал женщину с равнодушным лицом, проигнорировал смешок Арлана и тихий вздох дворецкого позади, даже немного покивал головой, услышав про желание быть обманутым. Мудрые слова говорила она, правильные, да вот только это всего лишь слова. Великий герцог может желать видеть рядом с собой верную и красивую женщину, и его желание исполнится при участии актрисы-обманщицы, и рано или поздно все маски спадут – но это слова, слова. Роль можно сменить, и узнай Джонатан о лжи бывшей любовницы, он бы отпустил ее с миром. Не она первая и не она последняя женщина, что хочет пожить за счёт Астора, были и другие такие подстраивающиеся нахлебницы.
Никто из них не воровал у герцога. Ни одна женщина не втиралась в доверие ради Омикрона и не сбегала в ночь без записки. Это уже, как ни крути, не слова, а поступки. Государственная измена. За государственную измену наказывают.
- Ты закончила болтать? – поинтересовался герцог и отцепил от себя руки женщины. Если она думает, что очередной спектакль поможет ей спастись от лап возмездия, то она глубоко ошибается. Марло стоит благодарить судьбу за то, что ее поисками озаботился лично Астор, а не скорый на расправу Интеграл. – Я не спрашивал твоё мнение о постели. Я спросил, всерьёз ли ты думала, что сможешь сбежать от меня. Простой вопрос, - Джонатан приставил дуло пистолета к плечу Марло и нажал на курок. В пропитанной запахом соли и рыбы ночной темноте грохнул ещё один выстрел. – Да или нет? Подумай хорошо, прежде чем давать ответы на последующие вопросы. Я знаю много мест на человеческом теле, от выстрела в которые ты не умрешь, но будешь страдать.
Итак, Омикрон отказался от Руж Марло, но не избавился от неё. Она выполнила свою задачу, но не была настолько важной персоной, чтобы убивать ее. Или охранять – этот жалкий мужичок, что шёл рядом с бывшей певицей, даже на водителя не тянул. Нездешний, коренные жители Нецаха не расстаются с оружием и ходят настороженно по ночам. Этот даже не оглядывался.
- Арлан, проверь тело, - бросил через плечо герцог, проигнорировав недовольное ворчание гесперионца. Ещё один из Омикрона или заезжий контрабандист? Леффорды распустили свой город, это утверждал ещё дед Джонатана. Ни покоя, ни порядка, и даже улицы Нецаха искривляются под немыслимыми углами. Неудивительно, что беглянка нашла своё последнее пристанище здесь, среди преступников и хаоса, а не в приличном Ходе. – Кем бы этот человек? Один из Омикрона? Где ты с ним познакомилась и через кого?
Ни один контрабандист не работает в одиночку. Всегда есть информаторы, партнеры, посвящённые в дело люди, нелегальные торговцы. Весь тот сброд, от которого Астор избавлял собственный город. Найти ниточку, дернуть за неё – и весь змеиный клубок вывалится из тёмного угла. Омикрон ли, обычная организованная преступность, неважно. Они помогали Марло и могли привести к более заметной для Омикрона фигуре.

Отредактировано Jonathan R. Astor (2018-07-28 06:35:26)

+1

10

Опять прозвучал выстрел. Прямо над ухом. Непроизвольно Рита зажмурилась, отворачиваясь вбок. Она не сразу поняла, что случилось, болевой шок так обнадеживал, но кровь, хлынувшая в рукав прояснила сознание. Теплая кровь расползалась на ткани красным липким пятном. Дыхание перехватило, да так, что следующий вздох она буквально заставляла себя сделать, прежде чем посмотреть-насколько все плохо.
Пулевое в плечо. Если честно, Рита ожидала другого результата. В сердце. В живот, в любую точку на теле, что могла оборвать жизнь, но видимо, не в эту минуту. Чертов герцог! Как никогда Рита чувствовала себя беспомощной, раздавленной, ничтожной и убитой. Даже самый грязный паб на задворках жизни, даже в хосписе, где пахло смертью в обшарпанных коридорах, ничто так не убивало внутри, не втаптывало в грязь и безнадегу, как сейчас.
Наступившая после выстрела боль заставила взвыть. Интересно, насколько Астора хватит – слушать этот вой и ждать, когда пленница соизволит наконец ответить на вопросы, но сдержать себя Рита была в не в силах. Плечо горело. Теперь любое движение вызывало адскую разрывающую боль, даже дышать приходилось с трудом, словно кто-то украл весь воздух. Слезы хлынули из глаз и сдерживать их не было силы, хотя плакать при герцоге и его прихвостнях не хотелось. Наверняка их рожи перекашивает в оскале и хорошо, что у людей нет на затылке глаз.
Рита уставилась невидящим взглядом в одну точку, кусая губы и морщась от налипших на лицо надоедливых прядей волос. Нужно было что-то отвечать, но слова застревали в горле, превращаясь в очередной хрип.
-Да, я рассчитывала... сбежать,- пальцы здоровой руки впились в ткань плаща, сминая грязную ткань. Слетевшее с губ признание – точно нож в сердце самой себе. Больнее, чем рана от пули в плечо.
-Потому что была готова ко многому заранее. За три года до..
Давай, Рита. Ты сможешь выдавить ещё пару слов, прежде чем станет ещё хуже. Боль пульсировала, поднималась тошнота и головокружение. Странно, что после такого Рита была все еще в сознании, хотя это дело времени. Возможно, необходимость подбирать слова немого отвлекало внимание от безжизненно повисшей руки и тем страданиям, что причинял любой шорох.
-Он не был связан с Омикроном. Это как минимум опасно – просить помощи у тех, за кем могут следить. Мне пришлось оградить себя от прошлого окружения,- создав новую личность -с тоило бы добавить, но неловкое движение вновь заставило зажмуриться и замолчать, сжимая до скрипа зубы.
- Не раз бывая в Нецахе, я знала где можно найти тех, кто готов за вознаграждение переправить меня на другой берег. Некоторые собираются в районе Пыльной бухты. Тот мужчина, Дорг.. -очередной спешный глоток воздуха, обрывающий фразу на полуслове. Взгляд невольно скользнул в сторону к убитому, и Рита поймала себя на мысли, что ей не жалко мужчину. Как будто в двух шагах от нее никого нет и деревянный настил окрашен только ее кровью.
-Он не был контрабандистом, но лично знал одного, который берется за такое. Я попросила… Я навязала ему мысль, что их ожидает хорошее вознаграждение и никаких проблем не будет. Он согласился и выступал посредником между мной и контрабандистом.
Жалко, что Дорг так и не узнает, что под личиной бедных ангелов прячутся самые настоящие твари. Те, что копаются в чужих мыслях и заставляют верить в то, чего никогда не будет.

+1

11

- Вы перегибаете палку, сэр. – Голос дворецкого за спиной Джонатана был тих, но твёрд. Герцог даже не обернулся, он был занят выслушиванием откровений Марло, когда-то гордой алой певицы, а ныне жалкой пародией на саму себя с криками и слезами. Она всерьёз думала, что убежит. Видимо, она так и не успела узнать его по-настоящему, предпочитая вынюхивать карты.
- Интересные сказки рассказываешь, Шахерезада. – Астор поймал женщину за подборок и крепко сжал его, заставляя посмотреть на себя. – Ты была готова ко многому до встречи со мной, отказалась от сцены ради группы радикалов, скрывалась в компании вшивых больных и внушала мертвым из-за тебя мужчинам желание помочь. А теперь расскажи мне, чем закончится твоя история.
Джонатан щёлкнул затвором и прижал дуло пистолета к виску Руж. Перспектива запачкать лицо и одежду ошмётками мозгов и кровью его совершенно не прельщала.
- Я вкратце обрисую тебе сложившуюся ситуацию, если ты не против, - спокойно начал герцог и криво усмехнулся. – Ты ведь не против? Впрочем, мне плевать на твоё мнение. – Марло потеряла все гражданские права в тот момент, когда решила, что может обокрасть великого герцога и уйти от правосудия. Но Астор придерживался политики кнута и пряника во всех сферах жизни. – Ты предала корону  сотрудничеством с Омикроном, которые забыли про тебя. Бежать у тебя не вышло и второго шанса не будет. Тебя бы следовало сдать на пожизненное заключение, но дорогая моя, нет ничего хуже втягивания юристов в личные отношения. Ты же согласна, что все дело в личном? – поинтересовался Джонатан и сильнее вжал дуло в висок Марло. Дворецкий может сколько угодно брюзжать о неподобающем герцогу поведении с женщинами, но преступники пола не имеют. Преступников наказывают соразмерно их преступлениям. Бывшая любовница хотела свободы и убраться подальше? Не получится. – У тебя есть два варианта. Первый – последовать за своим приятелем и умереть от пули в голову. Ты умрешь так же, как и жила – на коленях, но я обещаю, что страдать ты не будешь. Твоё тело отправится кормить рыбу вместе с двумя другими, я отправлюсь в свой город, найду очередную приживалку и на этом можно закончить историю идиота герцога и проститутки певицы. Второй вариант – ты едешь со мной в поместье в качестве служанки. Будешь убирать на кухне, чистить туалеты, подавать еду моим детям и никогда не покинешь территорию поместья. У тебя не будет друзей, ты сменишь внешность и будешь носить блокираторы, но зато ты будешь жива и возможно, счастлива. Знаешь, почему? – вкрадчиво понизил голос Астор, отпуская подбородок Марло и запуская пальцы ей в волосы на затылке. Когда-то он любил перебирать ее волосы. – Потому что я тоже могу внушать мысли, дорогая. Ты будешь считать работу в поместье своим самым большим достижением и радоваться, когда я обращусь к тебе. Так что ты выбираешь?
Герцог убрал руку с затылка Руж и положил ее на раненое плечо, крепко сжимая его. Под пальцами было горячо и мокро, за спиной ворчал про маньяков и отсутствие удобств в Нецахе Арлан, тускло мерцали фонари причала, а Астор тем временем красноречиво упирался стволом пистолета в висок Марло и понимал, что ничего не чувствует. Четыре года преследований, тщательно подавляемая ярость при случайных упоминаниях имени певицы, ближайший билет в Нецах после извещения Арлана о точном местонахождении предательницы и вот она, долгожданная встреча лицом к лицу. Ничего, кроме усталости, Джонатан не чувствовал. Все выпила рыжая сука, даже будучи вдали.

Отредактировано Jonathan R. Astor (2018-08-08 08:33:12)

+1

12

Плечи девушки заметно дрожали. Ее тело, казалось, откликалось на каждое движение герцога, на каждое его слово, отзываясь напряжением и болью. Она была на пределе своих сил, ее мутило и лицо Астора с каждым мгновением, отмеряемым четким ритмом фраз, становилось безликим, смазанным, а его голос звучит словно издалека, пробиваясь сквозь звон в ушах. Даже если моргнуть пару раз – ничего не изменится. Весь мир летит к чертям и кружится в последней агонии и Джонатан как будто упивается этим, растягивая момент, придумывая новый каскад из слов и вереницу никому не нужных вопросов, на которые Рита не отвечала.  Они были наполнены издевкой.
Признаться честно, она даже не успевала на них реагировать. Все, что удерживает ее в сознании - это пальцы герцога, сомкнувшиеся на подбородке, дуло пистолета, вжавшееся в висок и мысли. Абсолютно чистый поток сознания, без противоречий и лишнего хлама. За всю свою жизнь, спрятавши себя за образами то светской львицы, то миловидной простушки Рита так привыкла, что иногда приходится все измерять категориями придуманной роли и смотреть на мир не своими глазами. Избавиться от лишнего – словно в один момент осознать кто ты, чем ты живешь и что тобой движет, а не выбирать из множества вариантов.  Ураган сомнений внезапно стих и все мысли стали на свои места. Как жаль, что этим состоянием нельзя насладиться, когда ты висишь над пропастью без страховки. Когда тело превратилось в один большой комок боли и злобы.
-Я никогда.
-Никогда не жила на коленях!
-Рите хотелось кричать, но получалось лишь выдавливать из себя рваные фразы. Рука герцога сомкнулась на ее плече, буквально выжимая из женщины признание. Герцог ждал ответа. Он лично проделал такой долгий путь, чтобы наказать шлюху. Четыре года он, наверное, так страдал, так страдал, прокручивая в голове, как расправится с этой тварью. Лично. Неужели одно из множества предательств так задело его? Или певице удалось настолько запасть ему в душу?  Хотелось смеяться, но силы были только на очередной вздох.
Физиономия Риты перекосилась в злой гримасе. То ли от боль, то ли от осознания, что первый вариант кажется не таким уж желаемым. Нет, она еще поживет. Назло и вопреки.
Пускай Рита и не любила свои роли за то, что они заставляют ее принимать решения, что шли в разрез ее собственным желаниям, но кое-чему они все-таки ее научили. Например – не бояться работы, любой, пусть даже самой грязной. Работой нельзя оскорбить. 
-Оставь свое «возможно, счастлива» при себе,-слова смешивались с кровью и красное марево стояло перед глазами.
-Я поеду с тобой в поместье. Хочешь, простыни буду стирать после очередной твоей суки? И…знаешь, - впервые за эту встречу Рита попыталась отстраниться. Пусть и неудачно, еще больше навредив себе, да так, что дыхание прихватило и согнуло пополам.
-И знаешь… с одной рукой убираться будет проблематично.
Наверное, постараться встать на последней фразе было не самой лучшей идеей. Красное марево накрыло с головой, все поплыло и стало таким неважным. Абсолютно далеким. Тело женщины обмякло и повалилось на грязные доски. Своего падения Рита уже и не почувствовала.

+1

13

Значит, живая сука лучше мертвой львицы. Тело Руж тяжело упало на бок, и Джонатан поднялся на ноги, щёлкая предохранителем пистолета и убирая его в кобуру. Пальцы были липкими от крови Марло.
- Могу я сделать замечание, сэр? – с убийственной вежливостью поинтересовался дворецкий. Герцог обернулся и хмуро посмотрел на него.
- Ты его и так сделаешь. Говори.
- Вы ведёте себя неподобающе статусу, - припечатал дворецкий, все ещё стоящий навытяжку в костюме с иголочки. Удивительный талант был у него, даже в самых грязных местах старый дворецкий выглядел так, словно только явился с бала. – Герцогу не пристало бегать за каждой неверной юбкой и вести себя, как уличный разбойник. Ваш отец был бы разочарован.
Еще бы этот узко мыслящий традиционалист не был разочарован. Его бы хватил удар от одной мысли о том, что власть может отойти не старшему сыну, что уж говорить о реакции на уличную стрельбу в бывших любовниц в компании с гесперионцем. Разочарование рода Асторов и мишень для нравоучений прислуги, батюшка в гробу вертится сейчас, наверное. Вот только главой рода является именно Джонатан, который не боится запачкать аристократические ручки чужой кровью лично, в отличие от отца и старшего брата, решавших конфликты исключительно в эпистолярных дуэлях.
Впрочем, частично старый дворецкий был прав. Астор действительно вёл себя неподобающе статусу.
- Я знаю, - помолчав,  ответил Джонатан и вытер пальцы о брюки. На тёмном кровь незаметна. – но отец давно умер. Титул великого герцога принадлежит мне, а не ему, и тебе пора снова вспомнить об этом.
От Нецаха до Йесода много дней пути, чуть меньше по морю, ещё быстрее по воздуху. Через десять дней ему предстоит встреча с транспортным комитетом, через двенадцать приём в честь пятого дня рождения дочери графини Бланш, через семнадцать поездка в Гвуру к подопечной. В толпе на железнодорожной станции или в воздушном порту есть вероятность, что  Руж может попытаться сбежать снова, и выбор очевиден – любезно предоставленный  покойным контрабандистом баркас. Он был готов к отплытию в Юнитас и значит, на борту было все необходимое. Держаться в поле видимости береговой линии и молиться, чтобы слухи о наблюдении щупальцев кракена в прибрежных водах оказались всего лишь слухами. Оставалось решить вопрос с раненой Марло, машиной и страдающим тяжёлой степенью морской болезни Арланом.
- Мы отправляемся в Йесод. – Астор наклонился и поднял Руж на руки. Она никогда не отличалась плотным телосложением, но сейчас и вовсе казалась легче, чем помнил герцог. Джонатан посмотрел на дворецкого и кивнул ему на баркас. Обращаться в госпиталь он не имел ни малейшего желания, о его приезде не знал даже чертов Леффорд, а старый слуга Асторов мог одинаково хорошо зашить как дырку на штанах, так и человеческую плоть. Несколько дней с заходом в мелкие порты и они прибудут в Йесод. – Арлан, разберись с машиной и вещами, все расходы запиши на мой счёт. И пожалуйста, - поморщился герцог, - не вписывай своих очередных блядей. Жду в Йесоде.
Дворецкий неодобрительно хмыкнул, но молча проследовал на борт вслед за Джонатаном. Погоня окончена, порядок восстановлен, и жизнь окончательно возвращается в привычное русло спустя четыре года. Центральная улица требует расширения, поселения близ Йесода – трамваи, ну а на то, чтобы привести мозги предательницы в порядок, у него будет целая неделя в море.
Целых семь дней морского круиза с великим герцогом. Она долго не забудет это приключение.

+1


Вы здесь » Brave New World » Завершенные эпизоды » [25.06.547] Карты, кристаллы, два ствола