Добро пожаловать на Brave New World, форум, созданный игроками для игроков.

7/09/2018 В форме ответа у нас появился ручной Ктулху. Не стесняйтесь, погладьте его одним кликом.

5/09/2018 В матчасти появился новый раздел Мутирование и мутанты. Берегитесь лесов, вас может догнать плотоядный олень или зеленая оса.

Уважаемые Jaina Drummond и Anne-Marie Fleming! Дайте о себе знать.

3/08/2018 Сменились шаблоны анкет. Старые игроки могут оставить старые анкеты.

21/07/2018 Brave New World снова функционирует и начинает свое существование с нуля. Добро пожаловать.
faq

Brave New World

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brave New World » Завершенные эпизоды » [???] Arc: Страна, которой не существует


[???] Arc: Страна, которой не существует

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Место действия, точная дата, погода
Неизвестный мир, база Древних, вечный сумрак
2. Участвующие персонажи
5, 4, 15, 1
Liesbeth Kreuz, Solt, Yves Serpent, Ruth Rukh

3. Внешний вид персонажей
Официально-потрепанный
4. Предположительный рейтинг
R
5. Краткое описание сюжета
Убийца найден и скручен, и люди на площади начинают расходиться по домам. Но не все сегодня дойдут до дома - перед несколькими людьми неожиданно образовывается осколок размером чуть большим, нежели все виденные Интегралом и Омикроном до сей поры.  Он затягивает людей в себя и вот они уже  обнаруживают себя в другом мире, отличающемся от Веспероса монохромностью и блеклостью. Над головой расстилается низкое серое небо, вечно затянутое тучами, а при выходе из осколка людей встречают Древние ученые - такие же люди, только говорящие на малознакомом языке. Они радуются и негодуют одновременно, в то время как гостям из Веспероса придется преодолеть языковой барьер и попытаться понять, что же происходит.
. Пометки для старта
1. Ваши действия повлияют на мир и его историю, а также непосредственно на самого персонажа.
2. Каждый игрок в любое время эпизода может попросить у ГМ подсказку или информацию, но только одну.
3. Способности не работает.
4. НПС говорят на Древнем языке.
5. Эпизод напрямую связан с Arc: Жертвенный прорыв
6. Действия и появление в новом мире происходит сразу после Arc: Кровавое предложение, перед тем, как попасть сюда, вы были на Королевской площади

0

2

примерный внешний вид

http://i.imgur.com/aL8C4uZ.jpg?1

Герцогиня была прекрасная, погода была ужасная, и повод как-то подкачал. Так называемое высшее общество каталось в своих сливках как профессиональные фигуристы, и Лизбет неизбежно ощущала себя идиотом на деревяшках, привязанных к кроссовкам и нелепо катающихся по льду. Началось всё с выданного госпожой Флеминг корсета, от которого хотелось лишь сожалеть о том, что человечество ещё не отказалось от лишних рёбер. Заканчивается тем, что математику чинов, рангов и семейных связей постичь было труднее, чем умножение матриц. Разрываясь между необходимостью отбивать от начальницы надоедливых людей и попыткой ни к кому не обращаться чтобы ненароком не назвать их "светлостью" вместо "сиятельства", Лизбет как-то по-особому ощущала, что можно вынуть человека из деревни, но деревню из человека... гораздо сложнее. Уверенная, что едет на свадьбу, она успела разочароваться тому, что свадьба оказалась обычным предложением и никто даже не наливал.

Ну и как в каждом уважающем себя событии, которое зазывает на площадь столько именитых гостей одновременно, говорить о нём будут, наверное, ещё как минимум неделю. И дело даже не в том, что у кого-то украли механизированного пёсика-спутника или же поймали маркиза с актрисой (ой-вэй!). В конце-концов, кого это удивляло? В это время странно было слышать о человеке без интрижки или странных пристрастий, чем наоборот. На этот раз была попытка убийства! Хотя для людей, находящихся в толпе подальше от самой счастливой невесты, приехавшей из соседней страны, это событие вышло весьма смазанным и странным. Но главное, что его поймали, и как-то об этом можно было даже и забыть. Преступник пойман, скорее всего будет гнить в темницах о кона своих дней, а потом его действия свяжут с какой-нибудь сомнительной террористической организацией. Совершенно ничего нового. Хотелось бы верить, что после этого можно было бы спокойненько разойтись по домам, но это, судя по всему, было бы слишком просто. Прямо перед лицом Лизбет, что только-только потянулась к пироженке, разразилось нечто, похожее на зеркало. Или же падающую прямо на голову люстру.

Первое, что она поняла, это что вместо пироженки рука её утопала по самые костяшки в песке. Честно говоря, ощущения от переноса были настолько странными и необычными, что Кройц побоялась, что она падает в обморок. Обнаружив себя лежащей на земле, покрытой сереньким таким песочком, пришлось лишь подтвердить свои опасения. Вот только это никак не объясняло, куда делась толпа именитых людей в дорогих одеждах, неустанная шумиха, и, главное, каменный пол. И что, интересно, делали вокруг них странные люди, увиденные сразу после поднятия головы. Честно говоря, её до сих пор подташнивало, и подташнивало достаточно активно. Хотелось сейчас просто перекатиться на спинку, посмотреть в необычно-серое небо и уснуть, раскинув руки. И плевать на то, какие опасности это могло нести за собой. Наверное, если бы странные люди, что будто бы их поджидали, убить их хотели, они бы уже это сделали. Однако, Лизбет, пускай и с трудом, но поднялась на ноги, отряхнув свою юбку. Только ради герцогини - и встала, и отряхнулась. Герцогиню расстраивала помятая и грязная одежда.

- Я надеюсь, что это всё тоже входило в программу, потому что иначе мы имеем дело... - она оглянулась по сторонам. По ощущениям действительно прошло лишь несколько мгновений с тех пор, как она была на площади и оказалась здесь. Но ведь их с тем же успехом могли усыпить и перевести. Загипнотизировать. Задействовать менталиста. Да всё, что угодно. "Странно, конечно, что за это время у меня во рту не исчез вкус съеденного банана." - С похищением? - Кому, интересно, они понадобились? Ладно герцогиня, ладно там остальные люди, которых она не знала совершенно да и не особо горела желанием это исправить, но кому именно, интересно, могла понадобиться она? Люди вокруг не торопились трясти головами и убеждать и в том, что это была случайность. По правде говоря, они так мямлили себе под нос, что Кройц не понимала и слова из того, что они говорят, хоть отчего-то не сомневалась, что это был английский. "Мироздание явно считает, что не нужно было мне тянуться за тем пирожным."

0

3

"Почувствуй себя мусором".
Солт оттолкнул кусок камня, привалившегося на левую сторону его туловища. Глыба как-то особо противно заскрежетала по его металлической руке. Солт внутренне поморщился, восстанавливая системы и пытаясь прийти в себя. И прежде всего нужно вспомнить, как что-либо ощущать.
Оказался он сбитым с ног, лежащим в груде камней, в пыли, поднимающейся от малейшего движения. Но он видел только небо перед собой. Хотя стойте, вы это называете небом? Эту гадко-серую кашу, нагло занимающую пространство между рваными кусками каменных обломков? Это воплощение безразличия, только что покрывшееся рябью помех?..
Вот другое дело. Яркое солнце слепит глаза, пробиваясь сквозь остатки дождевой тучи, тактично ушедшей в другие районы и оставив после себя сверкающие в закатних лучах лужи и дрожащую росу на листьях. А еще – прекрасную двойную радугу. И лучащиеся восторгом глаза, неотрывно наблюдающие за чудом природы. А сам он любовался тем, как свет проходит сквозь карие радужки, окрашивая их в янтарный. И налюбоваться не мог – что ему эти двойные радуги! Девушка, наконец, это заметила и со смехом обернулась...
Белый шум, заполняющий голову, стал просто невыносимым. Солт вскинул руку к монитору, потом сбросил обратно, в паническом желании вскочить и убежать ухватился за кусок стены, возле которой лежал, но, как только оперся об нее, она обрушилась и трухой осыпалась поверх бота.
И на руке, и на экране лампочки истерично вспыхивали и гасли, отображая очень высокую степень эмоционального всплеска, паники. Перестав справляться с нагрузкой, лампы-стабилизаторы еще несколько раз мигнули и погасли, вместе с сознанием приняв решение для верности отключить всю систему.
Пока бот без сознания, можно перенестись в ближайшее прошлое и узнать, что же случилось.
Это была Королевская площадь, центр Кетера. И людей собралось видимо-невидимо, и грозилось это все перерасти в давку и хаос. Что там, кто там, дайте пройти, хочу посмотреть, пролезающие меж ног дети, сующие свой любопытный нос куда не надо.
Уважаемые леди и джентльмены, прошу, расходитесь! – Солт усилил мощность динамиков, чтобы сообщение дошло до толпы, вырабатывающей шум получше любого механизма. Разогнать людей с площади, что, казалось бы, для боевого робота проще! Но люди упрямо не замечали его присутствия, находя происходящие на площади события куда более интересными, нежели бесплодные попытки какого-то там армейского бота и команды из нескольких солдат организовать порядок и успокоить разошедшийся народ. Он мог, конечно, привлечь к себе внимание более агрессивным методом, но тогда он перестал бы быть Солтом.
Уважаемые леди и джентльмены!..
К удивлению робота, люди вскоре и вправду начали расходиться. Солт не питал иллюзий насчет эффективности деятельности их отряда – просто кульминации действа уже состоялась, и люди, вволю наобсуждавшись между собой, потеряли к событиям всяческий интерес.
Расслабившись, бот отошел в сторону, размашистыми движениями регулируя поток людей в правильном направлении. Монотонность занятия благоприятствовала размышлениям, и вскоре он задумался о том, сколько ажиотажа люд может развести на совершенно любом месте. Это место, правда, имело куда более серьезные последствия, даже просто рядовому, имеющему голову на плечах, было и то понятно, а уж тем более имеющему богатейший опыт Солту. Из медитации, правда, ему выйти пришлось – неподалеку, вновь пуская волны по толпе, завязалась какая-то драка. Аккуратно, но быстро и твердо отодвигая людей в стороны, Солт ледоколом направился к разгорающейся потасовке решать вопрос. Кто-то это заметил, некоторым это не понравилось, единицам не понравилось настолько, насколько Солт не ожидал. Сначала он услышал приближающийся вопль, потом ощутил, как кто-то запрыгивает на него в странной попытке сбить с ног. Мягко присев под неощутимой тяжестью человечка, робот повернул голову в попытке его рассмотреть. Подоспели его друзья. Очень ловко была подцеплена натянутой веревкой его нога, попытки восстановить равновесие пресекались вновь и вновь, и Солт наконец повалился на землю. Падая, он заметил три вещи: человечка уже не было на его плечах, толпа перед ним расступилась как по мановению волшебной палочки и – никто не смотрел в его сторону.
И вот только потом все случилось.
...С легким хлопком включились лампы. Робот уже спокойно, отточенным движением поднялся на ноги, сбрасывая с себя весь мусор, и принялся оценивать свое состояние. Внешних повреждений он не наблюдал, все внутренние системы работали в норме. Солт подвигал конечностями, внимательно следя за каждой на предмет нарушений, несколько раз трансформировал обе руки во все доступные режимы, вернул обратно. Кажется, все хорошо, но чего-то все равно не хватало. Опустив взгляд в кучу, в которой он лежал, он приметил отрывок красной ткани. Точно. Солт бережно вытащил свой шарф из под обломков и привычным жестом обернулся в него. Потрепанный, порванный в некоторых местах, а теперь еще и пыльный, этот шарф моментально придал облику робота оттенок древнего странника, скитающегося по этим пустошам уже солтни лет.
А теперь самое интересное – где, собственно, он? Местность была ему незнакома, письмена на развалинах вызывали смутное, плещущееся в верхних слоях подсознательного, узнавание. В любой непонятной ситуации – передвигайся, гласил очередной непонятно откуда взявшийся завет. И Солт пошел, сосредоточив полностью свое внимание на надписях, вырезанных в каменных стенах. Похоже, вспомнить этот язык – витально необходимая задача.
[AVA]http://s8.uploads.ru/5Azg1.png[/AVA]
[NIC]Solt[/NIC]
[STA]тёплый бот[/STA]

Отредактировано Solt (2016-09-21 12:11:00)

+2

4

Попрощавшись со старыми друзьями и городом-портом по имени Ход, Ив и её спутник двинулись в Кетер, местную столицу мира. Тому было всего две причины: Руц вспомнил о какой-то редкой вещице, которую давно хотел купить, а Ив же, к своему большому стыду, до сего момента никогда не была в этом славном городе, и ей чертовски хотелось его увидеть.
Но решение отправиться туда могло стать роковым для них обоих. Как-никак столица должна была тщательно патрулироваться агентами Интеграла, попадаться в лапы которых не хотелось совершенно. Но судьба внезапно сжалилась и сыграла им на руку, в Кетере проходило крупное празднество, связанное с брачными делами правящей семьи, и большая часть агентов должна была обслуживать данное мероприятие.
Именно поэтому парочка чудиков из Бины с крайне тёмным прошлым смогла свободно проникнуть в сердце государства и провести там несколько приятных часов в походах по лавкам, в восторженных возгласах (со стороны Ив) и в глазении по сторонам. Потом лимит удачи закончился, и началась погоня, в процессе которой пришлось распрощаться с уже полюбившимися даме безделушками, на которые она успела потратить почти все свои сбережения. Ив хотелось выть, но это чертовски затрудняло дыхание во время бега, и поэтому ей приходилось лишь, тяжело дыша, бежать и глотать слёзы. Она старалась не оборачиваться, чтобы не дай бог не увидеть в рядах преследующих Эмиля, ведь тогда с ней точно случится припадок, и никакие таблетки ей не помогут.
Да никто и не даст женщине лекарства, просто потому, что Руц бросит её на съедение агентам Интеграла, а сам будет таков. Этот премерзкий учёнишка только и делает, что печётся о своей шкуре. К желанию выть прибавилось жгучее чувство обиды  и потребность плюнуть Рукху в лицо, хотя он ещё ничего не успел сделать, чтобы заслужить подобное обращение. Но ведь Серпент никогда не ждала от него ничего хорошего с самой их первой встречи, верно?
Одни улицы сменялись другими, обида от несовершенного предательства перетекала в панику и обратно. Женщина совершенно не понимала, куда они бегут, просто потому, что с географией Кетера познакомиться ей шанс не выпал. Словно балласт она петляла вслед за Руцем, цепляясь за гипотетического предателя как за последнюю соломинку, пока они не оказались на огромной площади с невообразимым количеством народа. 
Удивлению Ив не было предела. Они каким-то странным образом попали в самый эпицентр празднества, на которое совершенно не хотели идти, и которое, судя по направлению движения людей, уже вроде бы закончилось. Лавируя меж человеческих тел, что несли домой внутри своих желудков дорогую и вкусную еду, и занятая нахлынувшей паранойей, женщина даже не заметила, как рядом с ней разверзлась бездна.
Что-то ослепило её на мгновение, грешным делом она подумала о том, что преследователи нагнали её и приложили чем-то по голове или того хуже выстрелили в неё, но потом она обнаружила себя жрущей песок в какой-то невообразимо жуткой пустыне.
В голове мгновенно всплыли пугающие истории о мирах, где обитали древние, крайне враждебные виду человеческому существа, подчерпнутые Ив из оккультных книг, из рассказов отца и Эмиля. Именно поэтому, увидев себя в окружении кого-то, кого женщина даже не удосужилась как следует рассмотреть, она взвыла и кинулась искать убежища за ближайшим валуном. Или это был обломок какого-то древнего строения? Сейчас Серпент до этого не было никакого дела, она не видела никакой разницы. Важно было лишь только то, что ей надо найти укрытие и успокоиться, чтобы, во-первых, не схлопотать припадок, во-вторых, начать разумно мыслись и понять, что с ней и куда именно она попала.
Укрывшись за камнем, она трясущимися руками принялась ощупывать себя в поисках спасительного порошка. Попутно, шепотом, проклиная Рукха за то, что он вздумал затащить её в такую задницу.

+1

5

К тому моменту, когда парочка добралась до Кеттера, Руц чувствовал, что успел значительно устать от своей спутницы. Случайная встреча со "старыми друзьями" оставила в ее душе отпечаток радостного оживления и, поэтому даже когда они остались наедине, всю дорогу мужчина был развлекаем бессмысленной болтовней, которая, по обыкновению, досаждает и раздражает больше всего. Так что к моменту прибытия Рукха уже и не так сильно заботило то, ради чего он сделал такой крюк, ему хотелось поскорее остаться одному. Внутренние ресурсы были почти на нуле.
Ситуацию усложняло назначенное на сегодняшний день праздненство, про которое ученому никак не удавалось забыть. Хотя он усиленно отгонял от себя эту мысль, внутренне надеясь, что ошибся или что все перенели на любой другой день в году (дней на выбор более, чем достаточно), или что кого-то из настигла ужасная судьба и столица застыла в скорби и ужасе. В общем, Руц согласился бы на любой возможный сценарий, лишь был бы достигнут необходимый ему результат. Собственно, большую часть дороги он и был занят занят составлением в своей голове возможно, полагая все свои надежды на то, что один из сценариев будет претворен в жизнь. И еще таким образом отвлекая себя от болтовни Ив.
Однако город буквально искрился от людской радости: всюду сладко пахнет цветами, мучным и мясом, везде улыбки и пестрота красок. И все это окружение привело Ив в еще больший восторг, усиливаемый первым посещением столицы. Руц же не видел ничего значительного ни в празднике, на который смотрел как на политическую сделку, ни в маститости архитектуры, поданной сегодня в приятной слуху шуршащей обертке.
Несколько часов прогулки, которые могли быть терпимы (возможность приятного времяпрепровождения Рукх исключил, потому что теперь всякое нахождение за стенами его лаборатории было сизмеримо наказанием), стали невыносимы. Но ученый продолжал молча кипятиться и скрипеть зубами, ведь определенные ингредиенты он мог достать только в столице, а желание возвращаться сюда в другой раз было отбито напрочь.
Когда же ленивое петляние от лавки к лавке превратилось в погоню - кое-кто был слишком неосторожен, хотя он не одиножды об этом напоминал, - Руц бежал, перепрыгивая через ящики, лавки и людей, и матерился. Он был так зол, что хотел остановиться и столкнуться с толпой людей из интегралла лоб в лоб, но что-то ученого останавливало. Этой неизвестной был здравый смысл. Несмотря на всю злость, которой он готов был дать выход, внутренне Рукх понимал, что в центре города во время праздника военных точно больше, чем он мог с ними справиться. Так что самой тактики он не менял, петляя по переулкам города так, чтобы в конце концов выйти на главную площадь и затеряться в толпе. Об Ив, которая была главной виновницей вообще всего, Рукх забыл и был рад этому.
Все шло хорошо: вырвавшись на площадь, махом мужчина опрокинул лавку со свежим хлебом, надеясь задержать преследователей и быстрее, быстрее двинулся дальше, но кое-чего не учел. Разверзнувшейся пропасти у него под ногами. Ученый ничего не успел предпринять - да и смог бы? - в голове только промелькнуло очередное ругательство и Руц впечатался мордой в песок. Он вскочил через секунду - или это он так подумал, - но и этого времени хватило Ив для того, чтобы с истеричным воплем метнуться за большой валун.
- Прекрати визжать, женщина, - раздраженно рыкнул мужчина, пока не отдавая себе отчета в том, что только что произошло.

+1

6

Серые небеса не имели границ. Линия горизонта размывалась в серой же дымке, покрывающей не менее серый песок так, что песчаная почва под ногами казалась иллюзией. Все было в этом мире безнадежно и монохромно. Единственными яркими пятнами на фоне темных камней и серого неба являлись гости из Веспероса – громкие и разноцветные, они не могли не привлечь к себе внимания.

Так и вышло.

Песок под попавшей вместе с мисс Кройц герцогиней зашевелился и, прежде чем женщина успела вскрикнуть, из-под земли вынырнуло существо, отдаленно напоминающее слепого кита, и утащило ее под землю. Остальным гостям повезло чуть больше – песок под ними оставался неподвижным, зато из-под камней полезли клыкастые многоножки с локоть длиной, разбуженные громким криком Ив. Они отозвались не менее громким криком на грани слышимости, оглушая новоприбывших ультразвуков. Множество многоножек заползали друг на друга, образуя гигантскую волосатую змею, которая топорщилась клыками и хитиновыми пластинками и приближалась все ближе к пришельцам.
В природе множество мелких хищников всегда побеждают одного большого. Этот раз не был бы исключением, даже учитывая тот факт, что больших «хищников» было несколько. Многоножки поглотили бы так раздражающие их яркие пятна и громкие звуки, если бы не звук мотора, донесшегося с небес. Из серых облаков на песок неподалеку от многоножек упали термогранаты, привлекшие к себе мерзких насекомых, а после и веревочная лестница, по которой спустилась женщина средних лет в потертом кожаном комбинезоне. Она махнула рукой, подзывая к себе новоприбывших.
- Xzm blf fmwvihgzmw nv? –Женщина сложила руки на груди, поочередно оглядывая уцелевших. В ее глазах легко можно было различить тень разочарования. Не на тех она надеялась, ох не на тех. Она говорила на Древнем – по крайней мере слова, которые она произносила, были похожи на те, которым некоторых детей учили в школах. Немного резкие и режущие, больше похожие на скрежет камней по стеклу звуки голоса почти физически давили на головы спасенных. - Gsrh rh z hvxivg nvhhztv? – На этот раз в голосе женщины слышалось отчаяние. Она еще раз осмотрела людей и бота, убедилась, что глаза ее не обманывают и ткнула в свою грудь большим пальцем. - Nzziz. Маара. Ма-ара. Весперос. Кетер.

Отредактировано Game Master (2016-12-10 10:55:12)

+1

7

Это не случается практически ни с кем, но именно сегодня "это", чем бы оно ни было, случилось с ними. Лизбет стояла рядом с герцогиней, уверенно приподняв подбородок, вот только внутри себя она никакой уверенности не чувствовала. Кто-то рядом с ними закричал, поднявшийся на ноги бот неуверенно оглядывался по сторонам, а сама Кройц понимала, что не понимала совершенно ничего. Совершенно. Ничего. Она смотрела по сторонам в поисках ответа, и совершенно не могла обнаружить на него даже намёка. И ей было страшно, по-настоящему страшно. "Что я здесь делаю? Почему, почему это происходит?" Она была маленькой удочерённой девочкой из маленькой деревни, одним из самых талантливых инженеров своего класса, и она была секретарём. Она никогда не искала приключений, и никогда не видела себя героем, отрубающим голову дракону. Максимум её фантазий и амбиций настигал тогда, когда она хотела создать огромного робота, что мог бы в какой-нибудь момент приготовить ей чаю и постирать за неё вещи. Она была совершенно не из того теста.

- Мама! - Закричала она, стоило песку зашевелиться под её ногами. Небеса были насмешливо-серыми, они даже не изменились. Земля вскинулась ожившей змеёй, и Лизбет сделала единственное, на что в тот момент была способна. Забыв даже, что такое кричать, она отскочила в сторону с такой силой, которой даже не ожидала от собственных ног, и упала прямо на песок, по которому отползала как перевёрнутый скорпион назад с той скоростью, на которую только была способна. Распахнутые от ужаса глаза наблюдали за огромным китом, взмывшим в воздух прямо из под земли, разбрасывающим вокруг брызги обжигающе-серого песка. И кит, преодолевший все законы физики, а вместе с этим и всё, во что Лизбет только и умела верить, упал обратно под землю, подгребая под собой госпожу Флеминг. - Герцогиня!!! - она забыла правильное обращение. Сиятельства, светлости, тёмности, серости - ей было уже совершенно всё равно. Сегодня она впервые за свою жизнь увидела смерть. И она увидела смерть друга. И она кричала её титул, разрывая собственные лёгкие.

- Это сон, пожалуйста, скажите мне что это сон, - она срывалась с шёпота на крик, пока вскакивала снова на ноги, стряхивая с себя появившихся словно бы изниоткуда многоножек. Они ползли к ней, переплетаясь и обращаясь в искрящиеся формы, и Лизбет давила их каблуком своих сапогов, утопая в дрожи собственного тела. Тело казалось лёгким, практически несуществующим, и она не могла понять, как в её ногах ещё хватало сил на то, чтобы ломать хитиновый панцирь подползающих насекомых, выталкивая наружу их внутренности. Это было отвратительно. И это не могло происходить. Это всё не могло быть настоящим. Наверное, если бы Кройц верила в ад, она бы предположила, что выглядит он именно так. Словно бы в забвении, она продолжала смотреть на огромную змею, извивающуюся множеством многоножек её соткавших, и понимала, что ей не выбраться отсюда живой. Наверное, никому из них сейчас было не выбраться отсюда живыми. "Безумие. Это безумие." А правда была в том, что именно в этот самый момент Лизбет, что искренне считала себя человеком крайне умным и талантливым, понимала, что не умеет совершенно ничего.

- Xzm blf fmwvihgzmw nv? - Она не поняла и слова, но снова не сомневалась в том, что язык, на котором говорила незнакомая женщина, был английским. Возможно, её просто заглушал ор моторов, или же её собственное бьющееся прямо в голове сердце. Незнакомка не вызывала совершенно никакого доверия. Говоря по правде, доверия не вызывал ни один из её спутников. И по сравнению с огромной орущей змеёй из многоножек да вырывающимися из под зыбкой земли китами, она казалась оазисом в этой пустыне. А Лизбет не хотела умирать. Она едва только начала жить. И потому ни разочарование, ни странный голос, никак не зарегистрировались в подсознании Лизбет, которая была лишь рада тому, что в данный момент её не сжирали ни киты, ни многоножки. Но где же именно сейчас была её герцогиня? И почему слова женщины до сих пор не имели совершенно никакого смысла? "Она говорит на другом языке! Что за глупости!?" И Кройц было всё равно, кто она и откуда.

- Маара, Маара, - она запомнила её имя, схватив женщину за руку, изо всех сил потащив к тому самому месту, где всего несколько минут назад стояла Кандида - добрая, справедливая, приятная женщина. Кажется, по её щеке даже катилась слеза - или же это был забившийся в глаза песок? Лизбет не замечала. - Тут, вот тут. - Она отчаянно указывала на совершенно ровны песок, словно бы здесь никого и никогда не было. - Женщина. Стояла тут. Женщина. И тут кит. Кит! Из под земли. Из под. В Воздух. И Баам-, вниз. И нет женщины. Была женщина. Нет женщины. - Она жестикулировала настолько активно, присаживаясь и вскакивая вверх, отчаянно изображая кита. Наверное, увидел бы её сейчас какой-нибудь режиссёр, он бы непременно выдал ей ведущую роль в своей новой театральной постановке. Но Лизбет было совершенно плевать, если честно, на театральные постановки. В этот момент она и не помнила даже, что такое театральная постановка. - Да неужели никто не может перевести этот язык!?

0

8

Солт нашел людей, четверых, и вроде бы живых, судя по воплям непонимания и отчаяния. Впрочем, когда бот приблизился на достаточное расстояние, чтобы окликнуть пострадавших, их накрыло ужасающее по своей непредсказуемости событие. В лице, нет, скорее, пасти чудовища, одним точным броском из-под земли заглотившей одного из лежащих на поверхности людей.
Реакция Солта на стимулы, угрожающие жизни невинных, была отработана столетиями, но даже она не позволила спасти несчастную женщину от безмолвного погребения под толщей серой земли. Лишь мгновение спустя, верхние конечности бота с угрожающим щелчком приняли боевую форму. Еще несколько секунд потребовалось, чтобы пневмопушка стала столь же смертоносной по содержанию, сколь и внешне. Раздались приглушенные звуки выстрелов. Солт успел сбить пару-тройку многоножек перед тем, как они  превратились в одну бурляющую и перекатывающуюся массу, от которой его заряды отскакивали, как от стенки горох. Страх не был ведом боту с горящим перекрестьем прицела на лампочном мониторе, но даже он мог оценить бессмысленность своих атак против этого создания. Солт обнаружил себя ближе всех к многомногоножке, поэтому решил тактически грамотно отступить и, посвистывая рессорами, лихо помчался в сторону ближайшего укрытия, при каждом шаге слегка проваливаясь в мягкую почву. Перегруппироваться, сменить свинец на ртуть, может это поможет... Зато он – гигантский термогенератор, проявляющий агрессию в сторону создания – однозначно привлёк к себе его внимание, и теперь оно настигало его с немыслимой скоростью. Пара долгих секунд спустя, и его стали накрывать первые из существ в составе суперорганизма, с хрустом перемалывая мигающие лампы на правом плече. Он совсем не был уверен в успешности своего плана, но опробовать его в действии не потребовалось: подоспела подмога.
На людей и бота обрушилась тяжёлая тепловая волна, отвлёкшая на себя многоножек. Солт, в попытке остановить бег, потерял равновесие и упал, оставляя за собой глубокую борозду. Инерция прибила его прямо к ногам женщины, спустившейся с небес.
Её слова потонули в хаосе галлюцинаций, вдруг резко накрывших Солта прямо там, в оставленной им яме глубиной практически в метр. Его чувства снова были охвачены ясным весенним днём. Перед ним на корточки присела та же ясноглазая девушка, что приходила к нему ранее, в момент падения в этот мир. Её взгляд светился беспокойством и тревогой. И, что примечательно, на этот раз она говорила.
Карл?..
Солт перевёл туманный взгляд своих, но чужих глаз на что-то, раздражающее его периферическое зрение. К ним подходила группа парней в какой-то старинной военной форме со смеющимися лицами, медленно покрывающимися тем же налётом тревоги.
Gsrh rh z hvxivg nvhhztv?
Свои, но все ещё как чужие, зрительные сенсоры остановились на женщине. Солт осознал себя стоящим перед ней бок о бок с теми людьми, которых он безуспешно пытался защитить ранее. Присутствие "кого-то еще, себя, но не себя" не покинуло его, и заставляло чувствовать себя престранно. Как и то, что провернул его плохо подчиняющийся разум далее.
Kovzhv hzev fh, – едва слышно проскрипел тот, другой, используя родные ресурсы бота. И так острый на звуки язык звучал из динамиков Солта еще грубее.
Dv wl mlg yvolmt sviv. Dv mvvw blf gl hvmw fh yzxp gl Evhkvilh. Kovzhv, – последнее слово прозвучало насколько это возможно для скрежетания умоляюще.
Весперос, – повторил бот уже более знакомым тоном, прежде чем разум совершил очередной кульбит.
Это был старинного вида дирижабль, из тех, что три сотни лет назад от времени Солта медленно и с опаской прокладывали первые дорожки в великое воздушное будущее. Он был смелым человеком, он это знал, но сейчас он полностью осмыслил, насколько глупой и невежественной была эта смелость. Только сейчас, удерживаясь на хлипкой верёвке на борту в это время еще не транспорта на высоте в десятках футов над мостовой. Руки соскальзывали, и он с холодным ужасом осознавал, что произойдёт далее.
Слишком заносчивой, слишком отчаянной была эта смелость.
Следующий момент, в котором осознал себя Солт – он неловко карабкался по верёвочной лестнице вслед за одной из выживших девушек, вслед за женщиной, что спасла их от кучи многоножек. За ним тянулись оставшиеся двое. Его тонкая, неприспособленная к перемещению по веревкам нога соскочила, перекладина оборвалась под его весом, и он слетел вниз, утягивая за собой несчатливую парочку.
Девушка погибла под весом бота мгновенно, когда как парню повезло больше (хотя с какой стороны посмотреть) – от удара от отлетел в сторону и не попал под сокрушительный груз. Всё как в каком-то сне – боже мой, кажется, будто весь этот мир, вся эта жизнь и есть непрекращающийся сон, выход из которого Солт так и не смог найти. Другой вопрос – разве роботы умеют видеть сны?
Бот осмотрел живого, стонущего от полученной при падении травмы, человека. Осмотрел собственные повреждения – и только сейчас обнаружил отсутствие всех трёх ламп-стабилизаторов. И, кажется, начал понимать, почему с ним происходит то, что происходит. Кроме того, ещё он заметил повреждение в поясничном шнуре, пока небольшое, но требующее к себе внимания. Очевидно, жёсткое приземление сказалось не только на безжизненном теле, лежащим в двух шагах. Солт старался не обращать внимания на мёртвую девушку, ставшую его случайной жертвой, старался выкинуть её из головы. Если бы не он, она бы осталась жива. Шум помех, обозначающих что-то очень похожее на тяжёлый вздох, прорезал воздух, когда бот заметил движение с той стороны, где они последний раз видели многоножек. Если бы не он, они все бы остались живы.
Лестница стала недосягаемой, с её вершины смотрело две пары встревоженных глаз.
Hzev svi zg ovzhg, – проскрежетал Солт вслед удаляющейся от него единственной надежды на спасение. Или не единственной – быть может, там есть ещё одна надежда, и он сможет доставить тяжелораненого парня в безопасное место.
Теперь он лежал на какой-то кушетке, вокруг него россыпью сгрудились люди в белых халатах. И был ещё один, который, очевидно, был главным. Он не носил халата, на нём был изящный костюм с иголочки, из нагрудного кармана тянулась тонкая золотистая цепочка часов.
Что ж, мистер Деатон, мы очень рады, что вы наконец дали согласие. Вы уже пообщались, - мужчина взял тактичную паузу, – со своими родственниками?
Его собственные, Солта, слова потонули в глубинах воспоминания, но эмоции навалились на него с невиданной ранее силой. Беспокойство, неуверенность в успехе, и, главное, сложно объяснимая тревога за родных. За Элен. Солт ощутил, как его голова качнулась в утвердительном жесте, белохалатники зашевелились, сознание стало покидать его с каждой каплей анестезии, вливаемой в его тело.
Свора многоножек, напитанных тепловой бомбой, зашевелилась, вновь заинтересовавшись в незваных гостях. Прошло едва ли больше десяти секунд, прежде чем они кинулись, пожирая тело несчастного парня, с утроенной силой обрушились на отчаянно защищающегося Солта. Но их было больше, гораздо больше, чем он мог выдержать. Металл натужно заскрежетал под тысячью челюстей.
Солт отметил краем мысли, что клок алой ткани с его шарфа зацепился за верёвочную лестницу, когда он падал, и теперь остался, похоже, единственным воспоминанием о его существовании.
А Карл Деатон помнил – всегда – что красный цвет был любимым у Элен.
Экран рассыпался искрами под натиском ненасытных тварей. Голова бота вскоре походила на жуткое месиво из металлолома. Хребет треснул, ограничивая Солта в движениях еще больше. Угасающий разум двух существ в одном теле – Карла и Солта, – и поломанные динамики смогли выдавить последнее слово:
Элен...
...прежде чем все системы жизнеобеспечения отключились, не выдержав перегрузки. Солт умер, погребённый под хитиновыми телами в богом забытом мире.
[AVA]http://s8.uploads.ru/5Azg1.png[/AVA]
[NIC]Solt[/NIC]
[STA]тёплый бот[/STA]

+1

9

http://i.imgur.com/IfLN6CU.png
Nzziz | Маара

Маара нахмурила брови, когда девушка схватила ее за руку и резко выдернула ее. Снова зашуршали звуки в этой, казалось бы, безжизненной пустыне, и Маара резким движением сцапала девчонку за шиворот, подталкивая к веревочной лестнице.
- Tvg fk. Mld! – прикрикнула она, указывая вверх и осматривая других пришельцев. Ее понимал лишь механический человек. Маара закусила губу, слушая его и кивнула. – Dv droo. Zoo lu fh.
Женщина первой забралась на корабль, чуть ли не силой затаскивая за собой Лизбет и наклоняясь над веревочной лестницей, чтобы помочь остальным, но увы, несчастный случай решил, что дирижаблю суждено нести лишь двоих. Порвалась веревочная летсница, упал бот, умерла девушка с темными волосами – женщина отвела взгляд и резко надавила на рычаг. Мужчину было уже не спасти, а рисковать собственным кораблем она не собиралась.
Корабль свечкой взмыл в небо.
Маара зафиксировала штурвал, давая дирижаблю свободно парить в серой дымке неба. Она хмуро посмотрела на Лизбет, присела рядом – и снова встала, принимаясь расхаживать по палубе с то и дело срывающимися с губ резкими словами. Не надо было понимать язык, чтобы догадаться, что она ругается.
- Dszg zn R hfkklhvw gl wl drgs blf? – Маара прекратила метаться по палубе и села на корточки рядом с Лизбет, осторожно сжав ее плечо. Под ногами тяжело скрипело дерево палубы. - R glow gsvn, rg dzh z gviiryov rwvz. R zn ivzoob hliib.
Женщина убрала с плеча Лизбет, после чего, задумавшись на пару секунд, закопалась в лежащей неподалеку на палубе дорожной сумке. На свет появились потрепанные листы бумаги и огрызок карандаша. Маара расстелила перед девушкой листы и нарисовала на них кривые круги – по одному на каждый лист.
- Evhkvilh. Вес-пе-рос, - по слогам повторила она и ткнула в один из кругов, после чего нарисовала схематичного человечка в длинной юбке и ткнула карандашом в Лизбет. – Blf. Ylg. – К фигурке в длинной юбке присоединилась еще одна, с ольшой головой и усиками на голове. – Nzm zmw dlnzm. – Еще три человечка появились на бумаге, две в юбках и с копной длинных волос и долговязая и черная. Маара была отвратительным художником, но не узнать в фигурках Лизбет, сломавшегося бота и погибших попаданцев было трудно. Женщина выплюнула лезущие в рот на ветру волосы и потянулась к другому листу с кругом. – Tvsvmmz, Ге-хен-на. – Она быстро начала чертить в круге множество людей, после чего отдельно нарисовала человечка в шароварах. – Маара. – Женщина сурово взглянула на Лизбет и резкими движениями начала перечеркивать людей, то и дело подрисовывая звериные клыкастые морды и волнистые линии. - Dv ziv wbrmt sviv. Dv girvw lkvm gsv wlli yvgdvvm slnv zmw Tvsvmmz. Yvgdvvm Evhkvilh zmw Tvsvmmz, -  чуть помолчав, добавила Маара, после чего наложила предыдущий лист на только что нарисованное и резко проткнула их карандашом. В листах осталась дыра, и женщина вновь уложила их рядом и указала сначала на круг с пятью фигурками, а потом на круг с кучей зубастых морд. – Dv uzrovw!
Маара поднялась на ноги и подошла к штурвалу. Серый туман начинал расступаться под снижающимся дирижаблем и на грунте стали видны темно-серые развалины.

0

10

все кончается, мой друг, разрывают кольца рук
свитые в тугую плеть боль и сказка, свет и смерть.
просто, чтобы каждый знал, что всему, что он искал,
скоро тлеть углем в золе, скоро гнить в сырой земле.

А она просто сидела, выгнув спину и обнимая собственные колени, готовясь потерять рассудок от барабанной дроби собственного сердца, разрывающего виски. И Лизбет не знала, сколько уже прошло времени с тех самых пор, как она потеряла на своих глазах всех. Всех. Время стало относительным понятием, и оно не имело никакого значения. Минуты, что проносились мимо подобно ветру, но секунды, что затягивали в зыбучие пески бесконечности. Когда-то в детстве она точно так же сжималась в комок при звуках грозы, и это даже помогло - она так и уснула в этой позе, и проснулась тогда, когда грозы не было. Но сейчас, уставившись расширившимися от ужаса глазами на рваную дыру в рисунке Маары, Лизбет понимала, что гроза больше не была снаружи. Ч о гроза, на самом-то деле, уже давно пробралась к ней в душу. Она была в её голове, наполняя мысли картинами, которые она больше не сможет забыть. Она ревела громче раненого животного, и сжимала грудь и спину кольцами боли. Лизбет не могла больше дышать.

Прошли те мгновения, когда она хотела наброситься на Маару с кулаками. За то, насколько она была спокойна, будто бы делала это всегда. За то, что она не приложила практически никаких усилий для того, чтобы что-то сделать. Она просто уехала, объяснив, что с ними больше никого уже нет. Даже не попытавшись предположить, что могло бы быть и иначе. "Почему это происходит со мной? Почему?" Она попыталась ухватить воздуха, и не смогла. Кто-то словно вырвал из груди её лёгкое. Ах, если бы это был просто сон. Если бы она просто ненароком уснула. Она готова была кричать "разбудите меня, я живу в кошмаре", но, скорее всего, никто не мог бы её услышать. И Кройц хотелось вскочить на ноги, заорав во все лёгкие от бессилия, но она понимала, то это, скорее всего, было бы бесполезно. Всё, что она могла сделать, сейчас не имело больше никакого значения. И даже броситься на Маару с кулаками. И даже прыгнуть обратно, копаясь в песке. Она не могла сделать совершенно ничего. И в душе стало пугающе, болезненно пусто.

- Геенна, - произнесла она, поднимаясь на ослабевшие ноги. Тяжёлые тени пролегли под её глазами, и кожа побелела вмиг. По правде говоря, сама Кройц была просто удивлена тому, что не поседела как старуха. Туман наплывал на них подобно молоку, и девушка смотрела сквозь него поправляя скосившиеся очки. Она мало поняла из того, что рассказала Маара, но поняла главное - в этом мире умирали люди. И умирали они слишком часто для того, чтобы кто-то мог ещё проливать над ними слёзы. И то место носило имя преисподней. Лизбет всматривалась в острые углы искорёженных под ней зданий, и удивлялась тому, что сама больше не могла плакать. Она не могла даже начать воспринимать того, сколько страданий могло было жить именно здесь. В каком липком страхе жители проживали собственные дни. Неужели сейчас это станет её миром? Принцесса в машинном масле, не знающая ничего, кроме математики и статистики, которой каким-то случайным образом повезло стать секретарём теперь уже погибшей герцогини, теперь должна была научиться выживать. Это то, что она никогда не умела - выживать. Она попыталась сделать вздох. Снова не получилось.

- Лизбет. - Она показывала на себя пальцем, пока что совершенно не представляя, как ей это имя перевести. Так что же, сейчас ей нужно было выучить язык? Да доживёт ли она до того времени вовсе? "Я хочу домой. Я... хочу домой." Но отчего-то она чувствовала, что это было невозможно. Неужели эти люди не бежали бы из этого страшного мира при первой возможности? Значит, они просто и не знали возможностей. Несмотря даже на то, что Маара, судя по всему, увидела Весперосцев не впервые. Лизбет подобрала листочки с пола, расправив их, и нарисовала свою фигурку рядом с фигурой Маары. От себя она нарисовала стрелочку, что шла от первого круга ко второму, перебираясь на второй лист, который должен был быть Весперосом. - Домой. Я. Хочу. Домой. - Она посмотрела в глаза Маары, поджимая побелевшие губы. Как же у неё в этот момент болела спина. - Лизбет. - Она тронулась широко расставленными пальцами своей грудины. - Весперос. - И переместила эти пальцы на круг с зияющей в нём дырой. Она попыталась вздохнуть. И снова не получилось.

0

11

[AVA]http://i.imgur.com/njw6mUK.png[/AVA]
[NIC]Maarah[/NIC]

Ведомый твердой рукой Маары дирижабль снизил высоту и замер в метре над каменной площадкой, кое-как приспособленной под портовое место. Маара более не обращала внимание на страдания Лизбет и ее пассы над бумагой – ее работа заканчивалась на моменте прибытия дирижабля на площадку. Она переключила пару рычагов на панели управления дирижабля и в ту же секунду из-под палубы появились рельсы-шасси, а воздушный баллон обмяк и безжизненно опал на палубу, почти полностью скрывая корму. Женщина грубо схватила Лизбет за плечо и вздернула вверх, ставя девушку на ноги и приводя в себя.
- Tvg fk zmw hglk xibrmt, blf mlg svokrmt, - резко сказала Маара и отпустила руку Лизбет. Женщина повернулась на каблуках и подошла к борту своего потрепанного дирижабля, скидывая веревочную лестницу вниз. – Ziv blf tlrmt? – Маара устало посмотрела на гостью из другого мира и спустилась на каменную площадку. Буквально в паре метров от портового места находился большой камень с торчащим из него железным крюком, к которому женщина привязала дирижабль.
Это место практически ничем не отличалось от места, в которое телепортировало гостей из Веспероса. Все то же серое непроницаемое небо, жесткий даже на вид песок и негостеприимная атмосфера. На сотни,тысячи километров не было видно ни одной живой души, лишь только изредка подрагивал песок, который тревожили подземные твари. Маара махнула рукой, подзывая к себе Лизбет. Hsv rh mlg tlrmt gl nzpv rg sviv, думала женщина, dv ziv mlg tlrmt gl nzpv rg.
Дождавшись, пока девушка сойдет с палубы дирижабля и подойдет к ней, Маара достала из поясной сумки длинный, сложенный кольцами шнур и резко встряхнула им. Шнур распрямился в тонкий металлический прут длиной в двадцать метров. На обоих концах прута виднелись винтовые замки. Маара медленно обошла вокруг корпуса дирижабля, укладывая шнур вокруг него так, что корпус оказался в центре кольца, которое Маара замкнула с помощью замков. В ту же секунду корпус дирижабля перестал быть виден – воздух в пределах кольца начал мерцать и превратился в густой темно-серый дым. Веревку, которой Маара привязала дирижабль к камню, женщина засыпала серым песком.
- Dv ziv hfierermt sviv uli gll olmt, - мрачно произнесла женщина и снова залезла в сумку.На сей раз на свет появился ржавый механизм, выглядящий больше как плод любви микрофона и маленького рупора. Маара прижала его к губам и что-то произнесла – что именно,было невозможно услышать. Создавалось впечатление, что рупор-микрофон поглощал звуки.
Неожиданно почва вновь дрогнула под ногами – как тогда, когда земляной кит появился из ниоткуда и увлек герцогиню за собой под землю. Однако Маара не выглядела обеспокоенной – наоборот, она спокойно стояла рядом с камнем, скрестив руки на груди и то и дело кидая косой взгляд на Лизбет. Вместо кита из земли вылез огромный металлический цилиндр, достаточно большой, чтобы уместить в себе трех взрослых людей. Маара открыла дверь цилиндра, после чего затащила вслед за собой Лизбет. Дверь закрылась сама, и цилиндр вновь дрогнул, спуская в своем нутре двух людей, стоящих в абсолютной темноте.
Спуск занял целую минуту. Все это время Маара молчала и открыла рот лишь тогда, когда лифт остановился и открыл свои двери. На выходе их уже ожидали десятки людей, собравшихся в огромном каменном зале – и все они пристально смотрели на Лизбет.
- Hsv lmob lmv ovug zorev. – Заговорила женщина, выбираясь из темного лифта. – Hsv wlvhm'g fmwvihgzmw fh.
- Dv ziv hl evib ufxpvw. – Констатировал молодой человек, выглядящий  мужской версией Маары. Он выглядел болезненно, если не сказать смертельно больным.

Отредактировано Game Master (2017-05-25 15:21:41)

0

12

Рука Маары причиняла боль. Не больше боли, конечно же, чем её слова. Лизбет, конечно же, не понимала из них совершенно ничего, но есть такие ситуации и такие выражения, которые пресекали культуры и пространства. Что думала о ней Маара? Наверное о том, что вместо спасителя, к ней попала какая-то девчонка, которая только и делает, что плачет. О, вот только она и не догадывалась о том, насколько была права. Лизбет умела массу восхитительных вещей, прекрасных. Но перед лицом смерти, столкнувшись с ней впервые, Лизбет действительно не умела ничего. Тошнота сжимала желудок своей холодной ладонью, и Кройц чувствовала, как у неё кружится голова. Как мир уходит прямо из под ног, оставляя её падать на острые скалы. Она никогда, никогда в жизни не сталкивалась ни с чем подобным, и не сталкивалась бы и дальше. Девочка, что никогда не хотела быть героем, что никогда и не думала, что достигнет в мире хоть каких-то высот, сейчас тонула в этом мире так же, как в песке прямо перед её лицом утонуло четыре человека.

- R... R.... - Она пыталась ответить. Выцепила своим математическим мозгом то самое слово, которым, кажется, Маара обращалась к себе. Лизбет хотела сказать хоть что-нибудь, что угодно. Если бы она знала хоть ещё одно слово на этом треклятом языке, она бы им воспользовалась, как бы далеко оно ни было от описания ситуации или её состояния. И она замолчала, лишь поджав бледные губы в решимости, поднявшейся в груди подобно тому, как кит поднимается к поверхности, чтобы выбить в воздух струю воды. Язык был той же самой математикой. Язык был теми же самыми алгоритмами и матрицами, он следовал тем же самым законам, что и дифференциальное уравнение. И будь она проклята если не сможет понять их треклятого языка. Будь она проклята если не сможет отсюда выбраться, как бы это ни было трудно. Она хотела извиниться, утирая свои покрасневшие от слёз и сухости глаза, но не умела. Наверное, оно и было к лучшему - чем Мааре сейчас могли помочь чужие извинения? "Будь я проклята, если не выберусь отсюда."

- R tlrmt, - откликнулась она, приподняв голову, и спускаясь за спасительницей по трапу. Язык с трудом ворочал грубые и гравистые слова, и, сама того не замечая, Лизбет вложила в своё эхо последнего же произнесённого Маарой слова тяжёлый немецкий акцент, позабытый, казалось бы, с детства. Наверное, даже в этих словах она сделала что-то неправильно. Пропустила соединение, склонение, спряжение - кто знает, какие ещё правила сковывали этот язык. Наверное, Маара знала. Но ей некогда было учить девочку - не понять ещё даже, зачем ей и вовсе понадобилось спасать путников. Наверное, знал робот, успевший сказать ей несколько слов. Знал, да не смог остаться с ними достаточно надолго. Лизбет не хотела быть ни потерей, ни обузой. Не хотела больше, чтобы глаза грубой женщины выражали столько разочарования, с каким она смотрела на неё всего какие-то секунды ранее. "Это не моя вина. Я хочу помочь. Я хочу домой. Ты понимаешь меня, Маара, понимаешь?" Зубы скрипели попавшим между ними песком. И она говорила, не уверенная даже, что пользуется правильным словом. Маара говорила много слов, и откуда Лизбет было понять из них достаточно? - R svokrmt.

Но, судя по всему, это место, переливающееся морями серости и пустоты, хранило в себе гораздо больше сюрпризов, чем просто громоздкий язык. Пускай ситуация совершенно и не располагала к размышлениям о чудесах науки, Кройц не могла удержать вырвавшегося прямо из груди восхищения, когда дирижабль просто исчез, сливаясь с безмятежным размахом небес. Так просто, будто его никогда и не было. Она никогда в жизни не видела ничего подобного, никогда в жизни не думала, что у них в Весперосе кто-то подобное даже изобрёл. "Но если они так долго выживают в таком мире..." Она посмотрела на Маару, что-то бормотавшую себе под нос, и вслушивалась в каждое её слово, будто в каждом из них мог скрываться ответ. А может, так и было? Она уже больше даже не дрожала, когда земля снова дрогнула под ними. Даже не вскрикнула, когда её затаскивали в странную металлическую капсулу. Если бы не Маара, то и она была бы мертва. Без неё ей не выжить в этих пустынях и часа. И какими бы и правда ни были её цели, на была не в том положении, чтобы выбирать. Не в том положении, чтобы что-то спрашивать. Тем более, что она даже не знала, как спросить, и как понять. Она стояла в полном одиночестве, будто на сцене прикованная взглядами незнакомых людей словно цепями, в нескольких сотнях метров под землёй незнакомого мира, и знала теперь уже точно, что ей ещё никогда в жизни не было так страшно.

- R Лизбет, - отвечала она пересохшими губами, с трудом раскрывая рот, - R zn uiln Dvhkvilh. - Интересно, а хоть кто-тов этой стране помнил, как это - дышать? У них тоже сдавливало лёгкие, тоже кружилась голова? Наверное, всё-таки нет, потому что как и там, так и здесь. Ничего не менялось - всё то же разочарование в глазах, всё те же опустившиеся плечи. Наверное, они хотели бы увидеть на её месте кого угодно - ровным счётом кого угодно. Военного, лингвиста, хотя бы аристократа, привыкшего отдавать приказы. Не секретаршу, выпускницу физико-математического, которая замечательно готовила кофе. Те слова, что она сказала сейчас, были, пожалуй, её главным достижением, главным! Она учила новый язык, она сказала всего пару фраз, но зато при каких условиях. Но этого, конечно же, было не достаточно. Лизбет смотрела извиняющимся взглядом на Маару. Она понятия не имела, что сказал ей человек, что, скорее всего, был её братом, но он не звучал слишком счастливым. Разве это была её, Лизбет, вина? - R svokrmt.

Отредактировано Liesbeth Kreuz (2017-07-19 19:15:33)

0


Вы здесь » Brave New World » Завершенные эпизоды » [???] Arc: Страна, которой не существует


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC